"Сахалин-1" почти на год остановил добычу на одном из своих месторождений

В январе 2015 г. акционеры проекта «Сахалин-1» запустили третье шельфовое месторождение проекта – Аркутун-Даги, при выходе на полку добыча здесь должна составить 4,5 млн т нефти. Но у оператора возникла проблема: в межпромысловый нефтепровод попал скребок (оборудование для очистки нефтепроводов), и Exxon Neftegas сразу после запуска остановил добычу нефти на Аркутун-Даги на 10 месяцев, сообщил «Интерфакс» со ссылкой на отчет правительства об итогах работы соглашения о разделе продукции (СРП) за 2015 г.

В результате «Сахалин-1» добыл только 0,5 млн т нефти вместо запланированных 2 млн т. Происшествие случилось на участке в 11 км от платформы Беркут в середине февраля, в апреле скребок извлекли и прочистили нефтепровод. Добыча возобновилась только в сентябре 2015 г. Представители «Роснефти», Минэкономразвития, Минэнерго и вице-премьера Аркадия Дворковича отказались от комментариев, представители ExxonMobil и ONGC не ответили на вопросы. С представителем Sodeco связаться не удалось.

СРП по месторождениям Чайво, Одопту и Аркутун‐Дагинское на шельфе о. Сахалин (проект «Сахалин-1») было подписано в 1995 г. и действует до 2055 г. Добыча в 2014 г. составила больше 7,6 млн т нефти, а в 2015 г. выросла на 9% до 8,3 млн т. Exxon Neftegas удалось компенсировать падение добычи от аварии на Аркутун-Даги за счет роста добычи на втором, самом маленьком месторождении «Сахалина-1» – Одопту.

Согласно плану добыча на Одопту должна была быть 1,6 млн т, фактическое производство достигло 2,6 млн т, пишет «Интерфакс». В ноябре 2015 г. Exxon Neftegas скорректировал технологическую схему разработки Аркутун-Даги, согласно корректировкам общая накопленная добыча нефти до 2055 г., несмотря на аварию, не изменится и составит 125,5 млн т. «Оператор заверил российскую сторону, что отставание в добыче будет компенсировано в ближайшие годы», – цитирует «Интерфакс» документ.

Снизив добычу на 1,5 млн т нефти, акционеры «Сахалина-1» потеряли в 2015 г. $560 млн экспортной выручки, без экспортных пошлин – около $400 млн, подсчитал аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. Это большая сумма, но нельзя говорить, что акционеры потеряли эти деньги: если цена на нефть вырастет, они могут заработать даже больше, объясняет он.

Каких-то штрафов или санкций за невыполнение планов по добыче в СРП не предусмотрено – инвесторы и акционеры сами заинтересованы добывать больше и зарабатывать больше, говорит старший научный сотрудник ИМЭМО Михаил Субботин. Планы по добыче как в рамках СРП, так и в рамках обычных проектов не носят директивный характер и выполняются не всегда: из-за конъюнктуры, аварий, переоценки запасов и т. д. это обычная практика, добавляет он. Из-за снижения объемов добычи меньше налогов получит и федеральный бюджет, куда «Сахалин-1» платит в том числе оборотный налог в 8% – роялти, и региональный, в который идет большая часть налога на прибыль, говорит Субботин.

В 2015 г. проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2» принесли в бюджет Сахалинской области 152,1 млрд руб., оценивала министр финансов региона Анна Харченко (цитата по «Интерфаксу»). ExxonMobil работает в СРП, но оспаривает налоговые условия, которые применяются к проекту. С 2008 г. компания пытается самостоятельно перейти со ставки налога на прибыль в 35%, установленной в СРП проекта «Сахалин-1», на ставку в 24%, а с 2009 г. – на ставку в 20%, установленную Налоговым кодексом.

Не добившись понимания со стороны правительства, ExxonMobil обратилась в стокгольмский арбитраж (ожидается, что разбирательство начнется в 2017 г.). Компания оценивает переплаченную сумму налогов в 2009–2013 гг. в $516 млн. По оценкам правительства, в целом бюджет может лишиться $16 млрд.